mudraya_ptica (mudraya_ptica) wrote,
mudraya_ptica
mudraya_ptica

Categories:

про монастырь



Путеводитель "Соловецкий монастырь и его ближайшие окрестности". А. Лаушкин, В. Аксючиц-Лаушкина. Товарищество Северного Мореходства, 2015.
С благодарностью авторам.

Просто цитаты.

Как многие игумены того времени, св. Зосима учил свою монашескую паству не столько словом, сколько собственным примером, говорил с ней языком поступков...
Среди его дел... важнейшим было введение на Соловках строгого общежитийного устава...
Чтобы выжить на диком острове, соловецкой братии приходилось много трудиться "ручным делом": копать землю, валить лес, "сечь дрова", варить из морской воды соль, ловить рыбу, ходить на небольших судах по бурному и опасному морю, молоть привезенное с материка зерно (на Соловках оно не росло), печь просфоры и хлеб...

В 1468 году власти Великого Новгорода передали братии все Соловецкие острова с промысловыми морскими угодьями. Состоятельные люди начали жертвовать монастырю вотчины на материке...
Обитатели Поморья начали осознавать, что дикий и страшный северный край, едва освоенный людьми, теперь получил своих небесных ходатаев перед престолом Всевышнего...

Менее, чем через полтора столетия после того, как молитва иноков зазвучала на Соловках, обитель превратилась в настоящую столицу Западного Беломорья - религиозный, административный и хозяйственный центр края. Постепенно ее влияние распространилось еще шире - на весь поморский Север. Сильнее всего оно ощущалось с середины XVI по середину XVII столетия. Вспоминая о том времени, поморцы потом еще долго приговаривали: "Где только не хозяйничала сила соловецкая!"

Оказывать воздействие на жизнь мирских людей, обитавших по берегам моря и впадающих в него рек, монастырю удавалось тем легче, чем крепче становился его духовный авторитет и чем шире распространялись его материковые вотчины.
Слава Соловков как святого места - "неба нового", "человеком спасительного пристанища" росла год от года...
Выходцы из островной кинонии основывали новые обители - как преподобный Иов Ущельский (+1628) на Мезени или преподобный Дамиан Юрьегорский (+1633) на Илексе...

Если перед паломником монастырь представал прежде всего духовной гранью своего бытия, то для обитателей монастырских вотчин он был еще и земным "государем", от действий которого в немалой степени зависела их повседневная жизнь. И в эту жизнь он приносил немало хорошего.
Колонизация берегов Белого моря русскими и карелами началась еще в XI-XII вв., однако шла она медленно. Сельское хозяйство в этих холодных краях обильных плодов не приносило, а хозяйство промысловое (рыболовство, охота на морского и лесного зверя, солеварение) нуждалось для своего успешного развития в немалых вложениях и оживленных торговых путях, то есть, выражаясь современным языком, в развитой хозяйственной инфраструктуре...

Долгое время экономическая жизнь в крае существовала в зачаточной форме и поддерживалась лишь разрозненными усилиями новгородских бояр. Край был малолюден, некоторые поселения представляли собой лишь временные промысловые стоянки.
Все изменилось с появлением Соловецкого монастыря, сумевшего создать мощное вотчинное хозяйство. Развиваясь, оно по-богатырски потянуло за собой всю экономику региона...

Получив в свое владение земли на материке, Соловецкий монастырь начал развивать промыслы и ремесла. Он заводил собственное производство, в которое помимо монахов были вовлечены монастырские трудники и наемные работники, а также поддерживал крестьян, желавших самостоятельно заняться каким-нибудь прибыльным делом и нередко отстаивал их интересы в случавшихся тяжбах. Монастырь активно привлекал в регион рабочие руки, способствуя росту старых и возникновению новых поселений, организовывал крупный товарообмен, аккумулировал и распространял передовые для своего времени технологии, в том числе в судостроении, гидротехнике, каменном зодчестве и даже экологии.
О масштабах монастырского хозяйства в пору его наивысшего расцвета (в середине XVII в.) могут свидетельствовать хотя бы такие цифры. Ежегодно монастырь продавал больше двух тысяч тонн соли (в то время очень дорогой), а его флот включал 23 лодьи и 13 сойм (не считая менее крупных судов). Для управления таким хозяйством был создан сложный административный аппарат с центром на Соловках. На местах делами ведали монастырские приказчики и доводчики...



...с его <Филиппа Колычева> именем и было связано превращение Соловецкого монастыря из небольшой обители, известной лишь окрестному населению, в один из центров духовной и хозяйственной жизни страны.
Будущий игумен был выходцем из знатнейшей боярской фамилии Колычевых (другая ветвь этого рода со временем даст начало царской династии Романовых). В возрасте 30 лет он неожиданно для окружающих оставил столичную карьеру и тайно ушел на Соловки...
Уединяться в своей лесной пустыни Филипп не прекратил даже после того, как братия избрала его настоятелем и он развил энергичную деятельность, преобразовавшую монастырь...
Он развернул в монастыре грандиозное каменное строительство, переделав в камне, помимо прочего, два главных храма обители; связал удаленные части Большого Соловецкого острова дорогами; соединил десятки расположенных на нем озер каналами (что позволило монастырю использовать силу текущей воды); увеличил монастырский флот и начал создавать на архипелаге портовые сооружения; наладил производство обуви и одежды для братии; устроил скотные дворы...

Всего за несколько лет тихой обители суждено было облачиться в крепостной доспех, ощетиниться пушками и пищалями, принять под свой кров отряды вооруженных людей и превратиться в центр обороны Беломорья. Меры были вынужденные. Швеция начала покушаться на русские владения на Севере.
Особенно напряженной обстановка в регионе становилась во время русско-шведских войн 1570-1583, 1590-1595 и 1610-1617 гг...
При поддержке центральной власти он <монастырь> создал в юго-западном Беломорье целую оборонительную систему. В нее вошла Соловецкая крепость, построенная в 1578-1579 гг. в дереве, а в 1582-1596 гг перестроенная в камне и сохранившаяся до наших дней, а также два береговых острога -Сумской (1582-1583) и Кемской (1590-е). Все работы по их строительству велись на средства монастыря. Он же в основном содержал и вооружал стрельцов, набираемых в том числе и из монастырских крестьян. Стрельцы несли службу в каком-нибудь из трех укреплений и по мере необходимости перемещались из одного в другое. Численность такого подвижного гарнизона в самом начале составляла всего около ста человек, а к концу Смутного времени (1605-1618) выросла в несколько раз. Иногда соловецкому войску присылалась подмога...
Боевые действия всегда велись на материке. Напасть на грозную Соловецкую крепость шведы так и не решились, хотя не раз изучали ее с бортов своих кораблей...

Духовные и светские власти не слишком докучали обители своей мелочной опекой, признавая ее ведущую роль в жизни огромного региона. В каком-то смысле обитель была самодостаточна, и подобная "самость" в те времена была естественной для большого монастыря на далекой окраине страны...

Трагические события 1668-1676 гг. нанесли островному монастырю страшный урон, словно бы надломили его. Хотя обители было возвращено конфискованное во время восстания имущество, монастыркое хозяйство пришло в полное расстройство. Длительное время оно не могло выйти из этого положения, а цветущего состояния прежних времен уже никогда не достигло...

В XVIII веке Петр I и его преемники проводили по отношению к монастырю (как и к Церкви в целом) ограничительную политику. Монастырские доходы были поставлены под жесткий контроль государства, которое изымало теперь значительную их часть...
Своими установлениями Петр резко ограничил круг возможных претендентов на монашескую мантию и в какой-то момент попытался оставить это право только за... военными, отправленными в отставку по старости или из-за увечья. По указу императрицы Анны нарушителей подобных указов расстригали и подвергали телесному наказанию, а настоятель, совершивший незаконный постриг, осуждался на пожизненную ссылку...
Венцом данной политики явилась секуляризация церковных владений в начале царствования Екатерины II...
В одночасье лишился своих бескрайних материковых вотчин и Соловецкий монастырь. Интересно, что это привело к новому кризису не только в монастырском хозяйстве... но и в хозяйственной жизни теперь уже бывших "соловецких" крестьян, лишившихся монастырского покровительства...

Лишь в последние десятилетия XVIII столетия в среде русского монашества началось постепенное возрождение древних аскетических традиций...
Большую роль в возникновении этого "монашеского возрождения" сыграл преподобный Паисий Величковский, живший долгое время на Афоне и затем возглавивший две большие монастырские общины в Молдавии. Ученики и собеседники преподобного разошлись по многим русским монастырям, неся с собой полузабытый идеал "высокого жития" и способствуя восстановлению строгих общежитийных уставов. Появились они и на Соловках.
С 1793 по 1796 г. соловецкую братию возглавлял архимандрит Герасим (Ионин), постриженник преподобного Паисия, приложивший немало усилий для возобновления в монастыре кинонии (общежития). Тем инокам, которые не желали подражать святым основателям монастыря и подчиняться заведенному ими уставу, он даже предлагал поискать для себя новую обитель.
Еще раньше на острове появился другой ученик Паисия - монах Феофан (+1819)... Интересно, что почитали этого отшельника даже некоторые старообрядцы, навещавшие его в кемской пустыни. И он не только встречал их, но и молился с ними вместе...
В год смерти Феофана в число братии был принят другой замечательный соловецкий подвижник - старец Наум (+1853)... По воспоминаниям современников, он тоже был прозорлив и его нередко посещали "многие великие и малые мира".
Когда старцы скончались, братия оказала им почесть, какой удостаивались обычно немногие настоятели. Оба были похоронены в самом центре древнего монастырского некрополя: Феофан - поблизости от могилы преподобного Германа, а Наум - за алтарем собора, около древней усыпальницы преподобного Зосимы...

Показательно, что во второй половине XIX века монастырь вновь начинает оказывать влияние на другие обители Севера. Так, его постриженники принимали деятельное участие в возобновлении нескольких монастырей, закрытых в XVIII в. - Стефано-Ульяновского, Кожеозерского и знаменитого Трифоно-Печенгского, опять пустившего корни там, где он находился до разбойного нападения Пекки Весайнена <1589 г.>

Привычка и любовь к телесному труду, неизменно сохранявшаяся среди соловецкой братии с незапамятных времен, помогли ей после секуляризации 1764 г. сравнительно быстро перестроить монастырскую экономику. За несколько десятилетий на островах архипелага было создано множество новых производств и "служб", обеспечивавших монастырь почти всем необходимым и достигших своего наибольшего развития к началу XX в.
В это время монастырь обладал налаженным сельским хозяйством с фермой, конюшнями, пастбищами, сенокосами, огородами, теплицами и даже ботаническим садом. В соловецких "тонях" (прибрежных становищах) ловили рыбу и охотились за морским зверем, а монастырские суда отправлялись на промысел в другие районы моря, достигая далекого Мурмана. Обитель занималась судостроением, сама ремонтировала и обслуживала свой флот, используя для этого водоналивной док, заложенный еще в конце XVIII в. В 60-е годы XIX столетия на Соловках появились собственные пароходы для перевозки паломников. Действовали при монастыре и разнообразные производства - свечное, гончарное, кирпичное, лесопильное, кузнечное, каменнотесное, кожевенное, смолокуренное, салотопленное, а также имелись мастерские - иконописная, кресторезная, переплетная, серебряных дел, литейная, слесарная, малярная, столярная, корзинная, бондарная, санная, колесная, сетная, сапожная, портняжная и пр. Монастырь много строил из камня и дерева. Кроме того, между озерами Большого Соловецкого острова были проложены судоходные каналы, а незадолго до революции у самых стен обители появилась гидроэлектростанция...

В монастырской экономике были заняты  как сами монашествующие (включая старшую братию), так и приехавшие на Соловки миряне. Причем наемные работники, которым монастырь выплачивал жалование, составляли среди них меньшинство. Преобладали трудники, захотевшие поработать "на преподобных" безденежно...
Трудник жил на Соловках, но мог остаться и дольше. Монастырь давал ему кров, одевал, кормил, разрешал пользоваться библиотекой... Некоторые из трудников, познакомившись с монастырем ближе, принимали на Соловках постриг. Большинство же возвращалось в свои деревни (среди трудников преобладали северные крестьяне), унося с собой новые знания и навыки.
Специально для трудников монастырь создал несколько ремесленных школ (включая живописную). А для мальчиков-трудников - еще и особое детское училище, открытое в 1859 г. В нем преподавались церковные дисциплины и основы наук. Интересно, что монастырские власти это свое начинание объясняли желание дать молодежи, потрудившейся на обитель, "прочное вознаграждение... на будущее время". Речь шла о знаниях и "доброй нравственности".

Знакомство с образцовым монастырским хозяйством оказывало благотворное влияние на трудовой уклад материковых жителей... Немирович-Данченко... в одной из деревень Олонецкой губернии обратил внимание на "необыкновенно чистые конюшни, особенно весьма выгодный и практичный способ содержания скота и некоторые необычные в крестьянских хозяйствах приемы". Расспросив старика-крестьянина, он узнал, "что село этим обязано Соловецкому монастырю, в котором перебывала в качестве добровольных рабочих большая часть здешнего населения.
В XIX - начале XX в. на Соловки приезжали и тысячи паломников, причем поток их постоянно возрастал. Особенно он увеличился после того, как в 1954 г. английские военные корабли попытались силой захватить Соловецкую крепость (тогда уже давно разоруженную), но вынуждены были бесславно уйти прочь...

При этом, как и в старину,  богомолье на Соловки мог совершить практически каждый - заботу о ночлеге и трапезе гостей монастырь полностью брал на себя. Бедному паломнику билет на монастырский пароход давали за полцены или вообще без денег, а самых неимущих при отъезде из обители снабжали еще и одеждой из монастырских запасов...

Среди соловецких паломников преобладали жители северных деревень... Монастырь удивлял их своим величием... Он казался им идеальным местом, лучшим людским обществом, какое только возможно на земле. Тем более, что братия состояла по преимуществу из вчерашних крестьян - таких же как и они сами. В последний период своего существования Соловецкий монастырь действительно был "мужицкой общиной" или, как говорили сами монахи, "крестьянским царством".
Заезжие интеллигенты нередко свысока посматривали на соловецкую братию с ее крестьянским обликом, бесхитростной верой, простодушной сметливостью, "косностью" в понятиях, не очень высоким уровнем образования (хотя, надо сказать, при монастыре действовало Братское богословское училище, в 1913 г. ставшее семинарией...)...



...в 1960-е годы рестараторы под руководством О.Д. Савицкой приступили к спасению и восстановлению уникального архитектурного ансамбля Соловецкого монастыря. Древним постройкам возвращался их первоначальный вид, и взору людей XX века отдельные части обители представли такими, какими их построил или замыслил игумен Филипп еще в XVI веке.

Tags: архитектура, история, монастырь, путешествия, страна родная, цивилизация
Subscribe

  • про озеро и город ещё

    Вторая часть. Помимо истории человеческой, есть история природно-техническая, если можно так выразиться). Озеро Комо имеет 37 притоков. Основным…

  • про озеро и город

    Jean-Baptiste Camille Corot (1796–1875). Como and Lake Como. 1834 Попыталась узнать что-нибудь про историю озера Комо в целом, раз истории…

  • про семью и деревню на озере

    Про делла Торре и Реццонико. Еще немного итальянско-торриевого пафоса: " В последующие столетия семья Делла Торре всегда занимала важные позиции…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments