June 8th, 2016

Про источники же опять

Жизнеописания господ Разумовских (ЭСБЕ, Майков) указывают в числе своих основных источников А. А. Васильчикова, Бантыш-Каменского и Маркевича. Майков приводит дополнительный длинный список, но, думается, он взят из того же Васильчикова, чей труд, «Семейство Разумовских» в пяти томах, я посмотрела.
Первый том вышел в 1880 г., хотя в предисловии сказано, что какая-то работа издавалась в 1868 г. в каком-то сборнике.
Последний - в 1894, уже после смерти Васильчикова, который сам был, кстати, потомком гетмана Кирилы.
Источники, на которые ссылается историк клана, весьма занятны.

Сведения о родителях Алексея и Кирилла почерпнуты, например, из газеты "Московские ведомости" 1860 года. Оттуда же взяты сведения о родственниках и вообще о ранних годах братьев в малоросской глубинке. Другие подробности сообщил дальний родственник по фамилии Галаган, которому их поведала еще одна родственница, скончавшаяся в 1840 г. в возрасте восьмидесяти лет, и видимо помнившая все в подробностях.



Сам родительский дом, где в 1709 году родился "тайный муж" Елизаветы Петровны, сгорел в 1854, о чем сообщило издание "Москвитянин" в нумере 6 за 1855 г.

Collapse )

(no subject)

Читая высказывания в духе того, что историю можно (и\или нужно) знать, прихожу в недоумение.
Что подразумевается под словом "история"?
Если наука история, то сами учоные историки отказывают неучоным неисторикам в праве и способности сию науку знать и пользоваться ею.
Если исторические факты, то знать их можно только в пределах собственного наблюдения, а в сообщения о фактах можно только верить или не верить.
Видимо, имеется в виду изложение, иногда связное, часто - не очень, того, что считают историческими фактами сами учоные историки, и их интерепретаций данных фактов.
Знать-то подобные сочинения можно, можно даже обозвать их историей, но какое отношение они имеют к реальности, непонятно.
Можно поверить, что какое-то имеют.
Можно не поверить :).
Вот в письме Елизаветы к Воронцову мать Екатерины-2 названа принцессой Сербской, например.
Сколько объяснений можно придумать этому факту? Я могу много :).



Некто Бантыш-Каменский Д.Н. (1788-1850)  написал «Биографии росс. генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов» (1840-41) и «Историю Малой России от присоединения ее к Росс. государству до отмены гетманства, с общим введением, приложением материалов и портретами» (1822), на которые ссылались впоследствии биографы Разумовских и, вероятно, другие историки XIX века, а на них, в свою очередь, ссылались историки века XX и т. д.

Сам Дмитрий Николаич историком в общем-то не был, был чиновником. В частности, губернаторствовал в Тобольске, где по результатам сенаторской ревизии попал под следствие и суд, длившиеся шесть лет, в течение которых занимался очередными изысканиями и написаниями. В 1836-38 был губернатором в Вильне, а потом подвизался в МВД, продолжая при этом вдохновенно сочинять. Историк в штатском такой :).
Источниками вдохновения при написании исторических опусов чиновнику служили: архив малороссийской коллегии (при губернском правлении в Чернигове), рукописный труд его отца по малороссийской истории, московский архив, архив князя Репнина, "множество архивных источников, фамильные документы и устные сообщения". Архивы Санкт-Питербурха не фигурируют в списке, по крайней мере, явно.
Помимо двух названных трудов, сочинил еще несколько, упомянутых в ЭСБЕ - «Путешестие в Молдавию, Валахию и Сербию» (М., 1810), «Словарь достопамятных людей русск. земли» (5 т., Москва, 1836, дополнения в 3 т., Спб., 1847), «Деяния знаменитых полководцев и министров, служивших в царствов. Петра Вел.» (2 ч., Москва, 1813 с 22 портретами и 2 медалями; 2 изд., Москва, 1821; франц. перевод, Москва, 1822 и 1828; париж. изд. 1826 и 1829 с портр.; англ. перевод, Лондон, 1851 без портр.), «Источники малороссийской истории» (напечатаны Бодянским в «Чтениях моск. общ. истории» 1858, кн. I и 1859, кн. I) и др.

Интерес к архивам и историям у Дмитрия Николаевича, можно сказать, в крови: папа, Николай Николаевич (1737, Нежин - 1814, Москва), всю жизнь трудился в московском архиве.
У меня не хватает слов, чтобы описать этого замечательного "выходца из молдавских дворян" , служащего, по моему впечатлению, источником чуть ли не всех отечественно-исторических сведений вообще. Список его трудов велик, знания разносторонни. Он даже, по молодости отлучившись ненадолго в СПб, успел перевести первую часть вольтеровской "Истории Петра I", правда, что стало с этим переводом, не сообщается.
Еще непонятно, откуда в московском архиве сведения по государственным делам восемнадцатого века, если столица переехала в Петербург. Они что, специально документы в Москву отсылали на хранение?
Пишут, что перед приходом Наполеона Николай Николаевич собрал все самые важные архивные документы в 305 ящиков и вывез их аж в Нижний Новгород, потом все методично вернул назад. Сколько лошадей потребовалось для этого подвига, не пишут.
Такая вот история, да.