mudraya_ptica (mudraya_ptica) wrote,
mudraya_ptica
mudraya_ptica

Categories:

про колеи-4

С изсчезнувшего сайта http://www.newgeology.com
Д.Э. Бех-Иванов
Загадки Мальты: колеи и храмы
Глава 2. Как все было
Часть 1, часть 2.1, часть 2.2



Теперь обратимся к храмам и рукотворным пещерам. Они тоже связаны с происшедшей катастрофой и во многом, своим появлением и видом обязаны ей.

Как мы уже говорили в поднятых на дневную поверхность карбонатных отложениях, начались процессы необратимого отвердения. Понятно, что направление этого процесса шло от поверхности вглубь. Сначала на осадках образовалась тонкая корка, затем она становилась все толще и толще. Причем, происходило это под слоем органических илов, которые к тому времени подсохли и, скорее всего, стали обычной почвой.

Может быть, копая ямы или могилы, но, древние люди узнали об этом явлении, которое происходит у них под ногами и стали его очень остроумно использовать. Они стали делать пещеры и использовать отвердевший прочный верхний слой известняков как естественную потолочину. Тогда, пробивать в твердом камне приходилось только вход, ниже отложения были гораздо мягче, и их можно было рыть какими-нибудь костяными или даже деревянными скребками. Важность этого для людей каменного века очевидна.

Примерами таких сооружений являются и пещера Cave Dwelling (Фото 29) на участке Clapham Junction и подземный храм Xaghra Circle. На фотографии приведенной ниже видно, что потолочина достаточно выдержана и имеет по сравнению с размерами пещеры очень небольшую мощность, всего около 30-40 см. Скорее всего, при создании пещер она была толще, но еще не застывшие отложения, подстилавшие корку снизу отвалились, так же, как обрушилась и сама кровля на участках где пролеты были достаточно велики.


Фото 29 - Пещера «Cave Dwelling»

Возможно, это вызвано тем, что оставляемые для поддержки кровли нетронутые массивы (целики) в виде колонн не выдерживали нагрузки, так как более глубоко залегающие отложения, из которых они формировались, тогда еще не набрали необходимой прочности. Такая же тонкая и выдержанная потолочина видна и на реконструкциях храма Xaghra Circle помещенной в книге “Malta. Prehistory and Temples” by David H. Trump.

Обозначается отвердевшая корка и в строении многих других искусственных пещер: например в могилах(?) из Xemxija (Фото 30 и 31.)


Фото 30 - Типичные входы в пещеры (могилы?)


Фото 31 - Внутренний вид одной их пещер в Xemxija

  
Фото 32 - Misqa tanc. Слева: вид сверху на горловины танков. Справа: вид на горловину снизу, из пещеры.

Все фото (фото by Daniel Cilia from “Malta prehistory and temples” by David H. Trump)

Когда я увидел вблизи, многочисленные, разной формы, аккуратно прорезанные отверстия на участке Misqa tanc, ведущие в подземные полости (Фото32), мне показалось, что это очень похоже на то, как осы выедают изнутри мякоть яблока, проделав в его шкурке небольшое отверстие.

Сейчас, трогая прочные известняковые стены, никому не придет в голову, что когда делались эти пещеры, он был не крепче слежавшейся глины и мог копаться лопатой.

Теперь перейдем к храмам. Они почти все, также как и пещеры, расположены на осушившихся участках в поле развития т.н. коралловых известняков, или по принятому нами определению «болотных» известняков.

Другой остроумнейшей находкой древних людей было использование отвердевшего слоя для строительства. Они додумались отдирать образовавшуюся корку от более мягкой основы и получившиеся плиты использовать как материал для стен.

Обратимся к Ггантии, наиболее масштабному и хорошо сохранившемуся представителю доисторических храмов. Его наружные стены выполнены поставленными на торец большими плитами из ноздреватого светло коричневого известняка (Фото 33 и 34). Толщина их около 0.5-0.6м, а вес достигает 15т. Это и есть тот самый отвердевший слой.


Фото 33 - северная стена Ггантии (Ggantija). О. Гозо (Gozo)


Фото 34 - северная стена Ггантии (Ggantija). О. Гозо (Gozo)

Верхняя и особенно нижняя поверхности плит неровные, и содержат большое количество каверн. Яркий пример этому самая большая плита в центре правого снимка (Фото 34). Это исключает предположение некоторых исследователей, что при добыче древние люди их выкалывали по плоскостям напластования пород. Такие поверхности, обычно, гораздо более ровные. Оно и понятно, ведь некогда они были дном водоема.

Версия эта появилась не случайно. Дело в том, что на плитах нетследов инструментов, посредством которых, они откалывались от массива!!! Ситуация парадоксальная, ведь никому на Мальте после древних людей такое, не удавалось.

В многочисленных карьерах римского периода, не говоря уже о современных, когда люди уже имели бронзу и железо, во-первых - всегда видно, как блоки отрывали от массива, а во-вторых - размер блоков был вполне «человеческий» – 300-400кг., удобный для вытаскивания, транспортировки и укладывания. Пример этому - Фото 35. Для оценки размеров блоков сообщу, что глубина этого карьера около 0,5м.


Фото 35 - Пунический (римский) карьер на участке Clapham Junction

А решение гениально просто. Выдолбив небольшие ямы, вдоль предполагаемой границы плиты по небольшой тектонической трещине или уступу, люди заводили под твердый слой короткие концы бревен и, нажимая на длинные, действуя ими как рычагами, отдирали корку от подстилающих, еще не застывших осадков и ставили ее вертикально. Делали они это прямо на месте строительства или рядом. Так что трудозатраты при возведении стен были минимальны. Древние люди еще раз продемонстрировали присущее человеку от природы остроумие и рационализм, оптимально использовав, создавшуюся в природе уникальную ситуацию.

Посмотрите на представленную ниже фотографию блоков храма Хагар Ким (Фото 36). В основании блоков отчетливо видны большие полукруглые лунки. На рисунке расположенном ниже показано как они могли образоваться

Предположение это у меня родилось раньше, чем я прочитал вышеупомянутую книгу David H. Trump(а). Можете представить себе, с каким удовольствием я нашел в ней подтверждение этому. Оказалось, что внимательные археологи давно обнаружили на торцах некоторых блоков углубления похожие на следы от бревен. По понятным причинам, они не могли догадаться, что это отпечатки от бревен на еще не полностью отвердевшей породе, возникшие при отрыве корок. Они думали, что это результат выветривания известняка в местах воздействия на него бревнами при транспортировке блоков. Теперь и эта небольшая загадка получила ответ.


Фото 36 - Блоки южной стены Хагар Ким. Следы от бревен в основании блоков


Рисунок 7 - Отрыв блоков

Косвенным свидетельством того, что плиты добывались прямо на месте строительства, является та же Ггантия. В северной стене храма, подряд несколько штук из них стоят на самой неудобной для установки короткой стороне, с обломанным одним и тем же левым нижним углом (Фото 33). Вряд ли это случайность. Если бы плиты откуда-то привозили, не трудно было бы в процессе транспортировки развернуть их и поставить на более устойчивую длинную сторону. Тогда и обломанный угол закладывать сверху было бы легче. Но так не сделано. Возможное объяснение этому, что их добывали прямо на стройплощадке, вдоль линии будущей стены. Отдирая один край плиты и, поднимая его вверх, противоположенный, каким бы ни был он, становился основанием. Конечно, это не значит, что все блоки добывались и устанавливались в стену так же, одним движением. Наверняка, какие-то при отрыве ломались на куски, которые использовались для наращивания стен в высоту или для засыпки пространства между стенами, какие-то добывались где-то рядом и подтаскивались на катках, но, во всяком случае, издалека их не тащили.

То, что древние люди избегали не оправдано сложной работы, следует из того, что большие блоки использовались при строительстве стен только при возведении нижнего ряда. Даже при строительстве Ггантии, где высота стен достигала 7м, и вполне мог поместиться второй ряд плит, наверху использовались только маленькие, удобные для подъема блоки. Казалось бы, уж если строить святилище, так строить. Что обращать внимание на такие мелочи как затаскивание больших блоков наверх. Ведь принципиальных трудностей это не создавало - вспомогательную насыпь повыше, да усилий побольше. Но, нет, усилия соизмеряли с целесообразностью. В первом ряду было легче установить одну большую плиту, вместо нескольких маленьких, а выше - множество маленьких, вместо одной большой.

Такую же практическую, а не ритуальную природу имеет необъяснимая для последующих поколений тяга строителей храмов к гигантским плитам. А причина простая - получать и устанавливать их было легче, чем эквивалентное количество мелких блоков. Некоторое увеличение объема подготовительных работ окупалось простотой подъема и монтажа. И я не удивлюсь, если когда-нибудь будет установлено, что «храмы» не являлись, культовыми сооружениями, а были хотя и своеобразными, но жилищами или убежищами.

Интересно, что строители предпочитали использовать при строительстве наружных стен храмов в основном сильнопористый известняк, а не плотный. Возможно, что причина этого в том, что из-за более низкого удельного веса такого известняка, удавалось отдирать более толстые, а, значит и большие по площади плиты с меньшим риском раскола, потому что они лучше выдерживали собственный вес.

Другая причина может быть в том, что вспененный поверхностный слой твердел быстрее, чем подстилающие менее пористые осадки, и таким образом, его отрыв делался более уверенным и предсказуемым. Поэтому места строительства храмов наверняка выбирались вблизи развития таких разностей пород, названных нами «болотными известняками». В этом и проявляется пространственная связь колей и храмов. Первые только на них и отпечатывались, вторые – только из них и могли делаться.

Для строительства внутренних стен в доисторических храмах применялся другой известняк. Он отличается почти полным отсутствием пор, и большей мягкостью. Считается, что это широко распространенный на Мальте и Гозо т.н. глобигериновый известняк, который, сейчас по причине легкости его обработки добывают для изготовления строительных блоков, из которых построено почти все на Мальте. Но если продолжить линию обозначенной нами приверженности древних людей к целесообразности, то возникают сомнения, что эти блоки где-то добывались и привозились издалека. Мне кажется, что и они добывались на месте строительства, но только вырезались из более мягких, еще не достаточно отвердевших отложений подстилавших снятые плиты. После обработки, выравнивания и подгонки они устанавливались на место, где потом полностью высыхали и затвердевали. Может быть, именно по причине их низкой твердости и соответственно, простоте обработки, она всегда на порядок выше, чем у плит из пористого известняка. Более того, возможно, что резьба, столь часто украшающая такие блоки, делалась по сырому камню, а широко развитый точечный рисунок для украшения поверхностей камня мог делаться не резцом, а чеканом, путем вколачивания его в поверхность.

Сомнения в том, что это не глобигериновые известняки вызывает их существенно более высокая прочность. Косвенно, на это указывает то, что они гораздо устойчивее к атмосферному воздействию. По устному сообщению экскурсовода проявилось это, после того, как для сохранения образцов резьбы неолитического периода, из интерьеров храмов стали изымать оригинальные блоки и заменять их копиями, изготовленными из настоящих глобигериновых известняков добытых на современных карьерах. Достаточно быстро стало понятно, что они не простоят не только сотен и уж тем более тысяч лет, но и десятилетий. Причина этого, я думаю, не в кислотных дождях, а в том, что и ноздреватые, т.н. коралловые известняки и более плотные их подстилающие являются продуктом более позднего переотложения древних карбонатных осадков. Это происходило в море на мелководье и, частично, в лагунах, которые предшествовали озерам и болотам. На это указывают многие геологические особенности состава и структуры известняков на микро- и макроуровнях, о которых сейчас говорить не буду. Результат этого процесса подобен тому, что происходит со свежим снегом после его переработки ветром. Из рыхлого, он становится плотным. Также ведут себя и частицы осадка. Они, в условиях придонных течений, несколько окатываются и плотно укладываются друг к другу, почти не оставляя пустот. Много позднее, после осушения по этим осадкам прошла интенсивная карбонатизация, еще более увеличившая их плотность и твердость. Отсюда вывод, что копии надо делать из известняков добытых с небольшой глубины где-то рядом с храмами, а не из современных карьеров.

В книге “Malta prehistory and temples” David H. Trump(а) нашлось еще одно неожиданное подтверждение предлагаемой в статье схемы рождения Мальты и Гозо.

При раскопках в районе храма Scorba, в основании культурного слоя, более древнего, чем сам храм, были обнаружены остатки помещений, стены которых были сложены из необожженных глинистых кирпичей. Это вызвало удивление археологов, которым было совершенно непонятно, зачем в условиях такого обилия камней что-то строить из глины. А отгадка проста, - вспомните высказанное в начале второй главы предположение об отсутствии камней на островах до перестройки рельефа. Строить тогда кроме как из глины было не из чего.

В завершении, я бы хотел, рассеять сомнения читателей в возможности быстрого превращения карбонатных илов в известняки. Оказывается, древние люди знали это и использовали еще не отвердевший карбонатный материал как вяжущее при строительстве храмов. По-видимому, прямо внутри строения, они перемешивали с водой залегавший под снятыми плитами ещё не отвердевший материал, и, получившимся раствором, как штукатуркой затирали неровности стен. Следы этого во многих «храмах» отмечались археологами. Кроме того, они использовали такой раствор в качестве основы при формировании пола внутри храмов. В него добавляли обломки известняка и строительный мусор. После выравнивания, трамбовки и высыхания получалось покрытие близкое по прочности к известняку, которое археологи называют торба-полом.

Если мое предположение относительно природы блоков использованных при строительстве стен мальтийских храмов подтвердится, то необходимо проверить на предмет обнаружения аналогичной геологической ситуации и другие места в мире, где использовалась в древних сооружениях т.н. «циклопическая кладка» из известняка. Вполне возможно, что и там добыча и обработка блоков производилась из еще не затвердевшего известняка, или также отрывались отвердевшие корки.

Последний вопрос, который нельзя обойти, это возраст событий. К моему большому сожалению, но я пока не вижу возможности с помощью каких-то аналитических методов дать на него более-менее уверенный ответ. Можно только попытаться это сделать, проведя соответствующие исследования, но нет гарантии, что они увенчаются успехом.

Существующие радиоизотопные методы часто дают крайне противоречивые результаты и поэтому датировки полученные по ним обычно не являются для геологов и археологов определяющими, а, в основном, используются, как дополнительные, если они не противоречат взгляду самого исследователя.

А пока нам остаётся удовлетвориться существующими представлениями о возрасте храмов и некоторыми общеизвестными материалами.

Если наше предположение верно, то имеющийся разброс дат возведения храмов, есть, скорее всего, издержки метода определения возраста. Корка, наверняка, набирала прочность и толщину с одинаковой скоростью по всей суше, и значит, могла быть использована для строительства приблизительно в одно и тоже время. Исключением могли быть низменные прибрежные области, где этот процесс мог идти медленнее, вследствие высокого уровня грунтовых вод. Самым древним сейчас считается храм Серая Скорба (Grey Skorba) – 4500-4400 ВС, самым молодым Тарксьен (Tarxien) – 3150 - 2500 ВС. Огрубляя, принимаем возведение храмов в промежутке 2 – 4 тысячелетия до нашей эры.

Другая дата, на которую я бы обратил более серьезное внимание, дата Всемирного Потопа - 3500 - 2300 лет до нашей эры по разным вариантам библейской хронологии.

Мне кажется, наиболее вероятным время катастрофы и строительства храмов и пещер конец четвертого – начало третьего тысячелетия до нашей эры, т.е. около 4500 - 5000 лет тому назад и произошло это в процессе шоковой перестройкой рельефа всей планеты, которая отразилась в преданиях о потопе практически у всех народов. В результате, произошли колоссальные изменения и лика Земли и климата. Последний не стал ни холоднее, ни теплее, как обычно рассуждают современные исследователи. Он стал более дифференцированным, как по широтам, так и по сезонам. В тропиках и субтропиках стало гораздо жарче, а в высоких широтах гораздо холоднее, сильнее проявились различия между зимой и летом. Это вызвало исчезновение многочисленных видов животных и растений и изменение ландшафтов, с гораздо меньшей скоростью эти процессы продолжаются и сейчас. Отразилось это и на жизни древнего человека. Ему необходимо было приспособиться к новым, гораздо более жестким условиям существования. Следствием этого и стала т.н. неолитическая революция, в результате которой появились первых цивилизаций и началось «Историческое Время».

Опыт Мальты показывает, что если сразу после катастрофы люди как-то смогли адаптироваться к изменениям окружавшего их мира, даже смогли построить основательные сооружения, то позднее, их социум все-таки прекратил свое существование. Возможно, хотя и маловероятно, что это было вызвано какими-то случайными факторами - эпидемиями, неурожаями, или набегами врагов. Но, скорее всего, продолжающимся изменением климата, в сторону более засушливого, выжить в котором стало под силу только позднее, когда острова заселили люди с материка, с большим опытом и кругозором, умеющие вести сельское хозяйство даже в таких неблагоприятных условиях.

Третья, наиболее ранняя дата, 10 тысяч лет тому назад – начало голоцена, мне кажется наименее вероятной. Причина в том, что если бы поднятие произошло до наступления эпохи засушливого климата, то свежие, еще не отвердевшие осадки покрывавшие осушенную территорию очень быстро бы подверглись эрозии. И тогда бы настоящий эрозионный рельеф был бы развит на склонах возвышенностей не эпизодически как сейчас, а повсеместно. Но этого нет, а значит, перестройка рельефа и резкое изменение климата произошли одновременно.

В завершении этого раздела я напомню о двух фотографиях: колеи уходящие в море и колеи кончающиеся обрывом (Фото 8 и Фото 9).

Здесь все просто. Все последующее время, тенденции, обозначившиеся в рельефе при катастрофе, развивались. Потому что силы, породившие ее никуда не делись, а продолжали действовать. Продолжали расти возвышенности, выдвигаясь по старым и новым разломам-уступам и, продолжало опускаться дно моря вокруг.

За прошедшее время наиболее высокие положительные формы рельефа могли вырасти в два, три раза. Так образовался обрыв, вознесший колею на фото 9. В тоже время, идет с переменным успехом постоянная борьба между участками поднятия и опускания на границе моря и суши. В результате этого береговая линия то наступает, то отступает. На участке колей уходящих в море, мы видим фазу ее наступления. Конечно, никто под воду не катался, и затвердеть слепок колеи успел на поверхности. Погрузился он потом, спустя тысячи лет.

На Мальте есть и другие свидетельства этих тенденций. Со времен римлян отступила более чем на километр береговая линия в районе г. Марса. И в это же время ушли под воду небольшие острова в заливе St.Thomas и Marsaxlokk. Так что поверхность над и под уровнем воды, потому таковыми и стали, что развивались в разных направлениях. Представление, рассматривающее поверхность Земли как систему малоподвижную, то осушаемую, то заливаемую водой во время изменения ее количества в океане, глубоко ошибочно. Все ровно наоборот.

В последней части этой статьи рассмотрим по подробнее некоторые наиболее интересные участки (Cart-ruts sites).

Tags: геология, колеи, тексты, теория, цивилизация, чтение с интересом
Subscribe

  • про генеалогию и фабрику

    Еще немного про Карабановых Генеалогия. Русский дворянский род, восходящий к началу XVI в. и, судя по гербу, относящийся к потомкам касожского…

  • про статью и коллекционера

    Чудесная статья из интереснейшего сборника. С темой для нового северного полюса). Первое, что цепляет, это личность…

  • про художника и статью

    В вышеназванном сборнике Русского музея прочла статью про некий портрет рубежа 18-19 вв. и художника Тупылева. Художник мне неизвестен (возможно, не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments