mudraya_ptica (mudraya_ptica) wrote,
mudraya_ptica
mudraya_ptica

Category:

про Лондон и книжки

Насобирала некоторое количество картинок в Бритмузее по Дагдейлам. Все они иллюстрации к разным изданиям 17 и 19 веков.


St James' Bazaar, London
View of St James's Bazaar on the corner of King Street and St James's Street; illustration from Dugdale's 'England and Wales Delineated'. c.1840
Published by John Tallis & Co.
Lettered below image with title, and "L. Tallis, London".
Curator's comments
The first edition of Dugdale's England and Wales Delineated was published in parts between 1838 and 1843, the second edition between 1851 and 1860. The work was illustrated by county maps and views, including 88 London views recorded by Adams.
Bm

Эта книжка есть в сети, второе издание, правда.
Curiosities of Great Britain : England and Wales delineated, historical, entertaining & commercial. Alphabetically arranged by Dugdale Thomas, Burnett William. 1854. v. 1. London : L. Tallis
Тут первый том, например.
На титульном листе не увидела даты, а Томас поименован антикваром.

И давно хотела привести занятные цитаты из другой книжки - Питер Акройд. Лондон: биография. Перевод Леонида Мотылева. 2007.

"Столь же важно искать свидетельства преемственности. Вполне вероятно, что бритты поклонялись каким-то своим божествам задолго по того, как друиды стали верховными жрецами в их культуре, а кельтские формы ритуала, похоже, в свою очередь пережили и римскую оккупацию, и последующие вторжения саксов. В записях собора Св. Павла примыкающие постройки именуются «Camera Dianne», то есть «Грот Дианы». Летописец XV столетия вспоминает времена, когда «Лондон поклонялся Диане», богине охоты, что может служить по крайней мере одним из объяснений странной ежегодной церемонии, проходившей в соборе вплоть до XVI столетия. Там, в христианском храме, воздвигнутом на священной земле Ладгейт-хилла, водружали на кол голову оленя и носили ее по всей церкви, а потом, на ступенях перед входом, отдавали ее священникам в цветочных венках. Так лондонские языческие обряды уцелели до исторических времен — подобно тому как скрытое язычество сохранилось в душах самих лондонцев.
Можно упомянуть и еще об одной унаследованной нами черте первобытной религиозности. Древние представления о загадочной «силе» или священной ауре некоторых мест были переняты христианами: так появились их «святые колодцы» и характерные ритуалы ироде «обивания границ». Однако те же мотивы мы находим в сочинениях великих лондонских визионеров, от Уильяма Блейка до Артура Макена, — сочинениях, в которых сам город выступает в роли священного места с его собственными радостными и печальными тайнами."



Именно в этот кельтский период, маячащий подобно химере на рубежах известного нам мира, уходят своими корнями великие легенды о Лондоне. Исторические записки сообщают лишь о племенных войнах, которые велись в пору существования высокоорганизованной и даже утонченной культуры. Иными словами, тогдашние туземцы отнюдь не были дикарями, и греческий географ Страбон описывает одного посла бриттов как хорошо одетого, умного и приятного человека. Он так свободно говорил по-гречески, что «можно было подумать, будто он вырос в Лицее». Это подходящий фон для историй, в которых Лондону приписывается статус главного города страны. Легендарный основатель Лондона Брут был погребен в его стенах. Локрин держал свою возлюбленную, Эстрильдис, в потайной каморке под землей. Бладуд, занимавшийся колдовством, смастерил крылья, чтобы летать над Лондоном, однако упал на крышу храма Аполлона, расположенного в самом центре города — возможно, на самом Ладгейт-хилле. Другого короля, Дунвалло (он сформулировал древние законы святилища), похоронили у подножия лондонского храма. К тому же периоду относятся истории о Лире и Цимбелине — мифических королях Британии, героях одноименных шекспировских пьес. Еще красочнее легенда о великане Гремаготе, который посредством какого-то хитрого волшебства был превращен в близнецов Гога и Магога, ставших духами-хранителями Лондона. Часто выдвигалась гипотеза о том, что каждый из этих свирепых братьев, чьи статуи много веков стояли в Гилдхолле, здании ратуши лондонского Сити, охранял по одному из лондонских холмов-близнецов.

Эти легенды изложены Джоном Мильтоном в его «Истории Британии», опубликованной чуть более трех сотен лет назад. «После сего Брут выстроил в избранном месте Troia nova, Новую Трою, со временем обратившуюся в Trinovantum, ныне Лондон, и начал вводить законы; а первосвященником в Иудее был тогда Хели; и правил Брут всем Островом двадцать четыре года, и почил, и был погребен в сей новой Трое». Брут был правнуком Энея, спустя несколько лет после падения Трои возглавившего исход троянцев из Греции; в пору его скитаний в изгнании ему приснился сон, в котором богиня Диана обратилась к нему с пророчеством: остров далеко на западе, за пределами страны Галлии, «обетован твоему народу; ты должен плыть туда, Брут, и основать город, который станет второй Троей». «И среди потомков твоих будут короли, что повергнут в трепет весь мир и покорят иные могущественные народы». Лондону суждено стать центром мировой империи, но, как и Троя, он пострадает от ужасного пожара. Любопытно, что на изображениях Великого лондонского пожара 1666 года проводится подчеркнутая параллель с падением Трои. Это и впрямь главный миф о происхождении Лондона, который можно найти в стихах «Таллизена», относящихся к VI веку и восхваляющих британцев как уцелевших потомков обитателей Трои, а также в сочинениях Эдмунда Спенсера и Александра Поупа. Поупу, родившемуся на Плау-корт близ Ломбард-стрит, представлялась в видениях фантастическая городская цивилизация; однако такой облик прекрасно подходит городу, о котором Бруту было впервые поведано во сне.

Серьезные ученые отвергали историю о Бруте, считая ее просто сказкой, однако, как справедливо написал Мильтон во введении к своей собственной истории, «многажды случалось так, что в повествованиях, доселе считавшихся измышленными, обнаруживались следы и крупицы некоей истины». Некоторые исследователи полагают, что мы можем датировать скитания якобы мифического Брута периодом около 1100 года до н. э. В терминах современной историографии это соответствует позднему бронзовому веку, когда в окрестностях Лондона поселились новые племена; они строили большие укрепления и вели героическую жизнь, полную пиров, состязаний и жестоких битв, которая получила отражение в позднейших легендах. В Англии были найдены осколки стеклянных бус, похожих на троянские. Из Темзы выловили черный кубок с двумя ручками; он был изготовлен в Малой Азии приблизительно в 900 году до н. э. Так что имеются некоторые признаки, говорящие о том, что Западная Европа вела тогда торговлю с Восточным Средиземноморьем, и есть все основания предполагать, что фригийские, а позже финикийские купцы достигали берегов Альбиона и появлялись на рынках Лондона.

Материальные свидетельства связи с самой Троей и той областью Малой Азии, где находился этот обреченный древний город, можно отыскать и в других местах. Диоген Лаэртский отождествлял кельтов с ассирийскими халдеями; и действительно, знаменитые британские эмблемы с львом и единорогом могут иметь халдейское происхождение. Цезарь с некоторым удивлением отметил, что друиды пользуются греческими буквами. В «Валлийских триадах» есть описание племени, перебравшегося на берега Альбиона, или Англии, откуда-то из окрестностей Константинополя. Наводит на размышления и то, что франки и галлы также считали троянцев своими предками. Хотя и не исключено, что какое-то племя мигрировало из района павшей Трои в Западную Европу, представляется более вероятным, что кельты ведут свое происхождение от обитателей Восточного Средиземноморья. Поэтому легенда о Лондоне как новой Трое и по сию пору имеет своих приверженцев.

Истории всякой цивилизации начинается с мифов и преданий, и лишь со временем удается определить степень их достоверности.

Одно яркое вещественное напоминание о Бруте и его троянском флоте, возможно, еще существует. Если вы пройдете на восток по Каннон-стрит, то увидите напротив железнодорожной станции, в стене Китайского банка, металлическую решетку. Она защищает нишу, в которой стоит камень примерно двух футов в высоту с едва заметным желобком у верхушки. Это Лондонский камень. Много веков в народе верили, что Брут привез его с собой как талисман.

«Покуда цел камень Брута, будет процветать и Лондон», — гласила одна лондонская пословица. Безусловно, этот камень очень древний; первое упоминание о нем было обнаружено Джоном Стоу в «благоначертанном Евангелии», некогда принадлежавшем королю Этельстану, правителю западных саксов начала X века: отдельные земли и владения охарактеризованы там как «лежащие поблизости от Лондонского камня». Согласно «Викторианской истории графств», прежде он стоял в самом центре старого города, но в 1742 году его переместили с середины Каннон-стрит в стену церкви Сент-Суитин. Там он пребывал до Второй мировой войны; хотя немецкий снаряд полностью разрушил церковь в 1941 году, Лондонский камень остался нетронутым. Он состоит из оолита, непрочного минерала, и потому едва ли мог бы сохраниться с доисторических времен, однако высшие силы даровали ему долгую жизнь.

Поэт XV столетия Фабиан в своих стихах воспевает этот божественный камень, столь чистый, что «многих угроз избежал… не пострадав николи». Но его истинное значение по-прежнему не выяснено до конца. Одни историки полагают, что он отмечал место публичных встреч, на которых возвращались долги, тогда как другие видят в нем римский milliarium, или дорожную веху. Однако Кристофер Рен указывал, что для последней цели у камня чересчур массивное основание. Более вероятна его связь с правосудием. Персонаж ныне забытой пьесы 1589 года «Пасквиль и Марфарий» говорит: «Положите этот счет на Лондонский камень. Да будет сие сделано торжественно, под барабаны и фанфары», и еще: «Если им угодно в эти темные зимние вечера прилепить свои бумаги на Лондонский камень». То, что этот камень был глубоко почитаем, не подлежит сомнению. Уильям Блейк верил, что на месте его нахождения совершались друидские обряды и закалываемые жрецами жертвы «испускали на Лондонском камне громкие стоны», но, скорее всего, его роль была менее мрачной.

Когда на Лондон напал знаменитый мятежник Джек Кейд, он и его сторонники отправились к этому камню; Кейд коснулся его своим мечом и воскликнул: «Теперь Мортимер, — так он себя называл, — станет повелителем сего города!» Первым мэром Лондона в конце XII столетия был Генри Фицэйлуин де Лондонстоун, тезка Лондонского камня. Поэтому представляется вероятным, что этот древний камень стал каким-то образом символизировать силу и власть города.

Теперь, почерневший и забытый, он лежит на обочине оживленного проспекта; мимо него катили деревянные телеги, кареты, портшезы, коляски, кабриолеты, омнибусы, кебы, велосипеды, трамваи и автомобили. Когда-то он был талисманом, оберегающим Лондон от несчастий, а может быть, остался им и теперь.

Но всяком случае, это реликвия, связанная с древними легендами о Лондоне и о его основании. Для кельтских народностей в подобных сказаниях воплощалась слава города, когда-то известного как волшебная страна Кокейн. В этой заповедной, изобильной земле странник мог найти сокровища и обрести счастье. Этот миф стал почвой для позднейших легенд (например, о Дике Уиттингтоне) и тех неведомо кем сочиненных присказок, в которых лондонские улицы описываются как «вымощенные златом». Однако лондонское золото оказалось менее долговечным, чем Лондонский камень.
Глава 7

Лет двенадцать спустя, как утверждается в одной хронике того времени, британские земли приняли саксонское владычество. Хотя этот источник умалчивает о судьбе Лондона, последний, видимо, сохранил свою независимость как город-государство. Тем не менее к середине VI века он, скорее всего, также подпал под власть саксонских правителей. Просторные участки обнесенной стеной земли использовались как пастбища, в больших общественных зданиях, несомненно, шла рыночная торговля или содержался скот, а люди, живущие среди грандиозных руин уже отдаленного прошлого, строили здесь свои деревянные хижины и лавки. Есть чудесная саксонская поэма о развалинах как раз такого британского города; они именуются «enta geweorc», то есть творениями гигантов, — эти не пощаженные временем памятники великой расе, ушедшей «hund cnect» (сотню поколений) тому назад. Описание разрушенных башен и пустых залов, обвалившихся крыш и покинутых купален проникнуто смесью печали и восхищения. Есть здесь и намек на другую истину. Этот древний каменный город стерли с лица земли время и «wyrde» — судьба; он не погиб от свирепого набега и не был разграблен мародера ми. Следовательно, саксы не обязательно были разрушителями, и в этой поэме чувствуется искреннее уважение к древности и к «beohrtanburg» — «светлому граду», где некогда обитали герои.
Глава 8

Поэтому нет ничего удивительного в том, что основание Вестминстерского аббатства окутано тайной и мистическими легендами. В VII столетии, в ночь перед освящением первой саксонской церкви, построенной на этом месте, сам святой Петр явился некоему рыбаку и был перевезен через реку из Ламбета; затем он переступил порог новой церкви, и ее тут же залило светом, будто загорелась целая тысяча свечей. Так началась история церкви Сент-Питер. Эдуарда Исповедника также посетил сон, или видение, после которого он велел возвести здесь большое аббатство. Оно стало хранилищем песка с горы Синай и земли с Голгофы, досочки от священных яслей Иисуса и обломков его креста, крови с бока Христа и молока Девы Марии, пальца святого Павла и волос святого Петра. Почти тысячу лет спустя в этом же месте видение снизошло на Уильяма Блейка, узревшего монахов, которые пели, идя к алтарю. За век до того, как поэту было ниспослано это откровение, возвратился из небытия и Эдуард Исповедник: один певчий наткнулся на разбитый гроб преподобного короля и вытащил оттуда череп. Так святой король обратился в эмблему смерти. Пожалуй, это вполне подходящая история для аббатства, ставшего лондонским «городом мертвых», в котором целые поколения королей, политиков и поэтов лежат в молчаливом содружестве как символ великой тайны, где слиты воедино прошлое и настоящее. Это и есть тайна — и история — самого Лондона.
Глава 9

Но экономическая власть в Лондоне, в свою очередь, обеспечивала ее обладателям политическое и общественное доминирование, поэтому в 1351-м, а затем и в 1377 году профессиональные товарищества избрали городской Совет. Следует также помнить, что в городе было много «умельцев» и «маленьких людей», которые просто приходили потолковать о делах в свою местную церковь. Религиозные и социальные ограничения, действовавшие в рамках этих профессиональных «мистерий» — слово не имеет священной окраски, так как происходит от французского metier (ремесло, профессия), — нашли свое отражение и в уставах самих гильдий, где подчеркивается значение честности и доброй репутации. Например, в уставах братств Сент-Энн и Сент-Лоренс-Джури было указано, что «если член общества заслужил дурную славу о своем теле и пользует иных жен окроме законной либо одинок, но слывет развратным или невоздержанным на язык», то ему следует вынести предупреждение. После трех подобных предупреждений, буде они не возымеют действия, провинившегося следует изгнать, «дабы он не чернил своими поступками доброе имя членов сего общества».
Глава 16


Картинки из книжек разных Дагдейлов.
Картинки в Бритмузее мелкие, в сети найти их в более крупном виде наверное можно, но не всегда, поэтому не стала заморачиваться ни с дальнейшим поиском, ни с добыванием картинок из скаченных книжек..
Далеко не все выложенные на сайте музейные предметы сопровождаются изображениями, кстати (или скорее, не).


The Admiralty, Whitehall
View of the front of the Admiralty from the street in Whitehall, showing the arched entrance and screen wall in front; illustration from Dugdale's 'England and Wales Delineated'. c.1840
After Thomas Hosmer Shepherd. Print made by Henry Wallis
Lettered below image with title, and "T.H. Shepherd Delt / H. Wallis Sc."
Bm


London & Birmingham Railway Terminus
View in Euston Square, looking towards the entrance to the station; in centre of view a large portico with wide Doric columns supporting pediment; smaller box shaped buildings with central doorways to left and right; carriages and carts in square; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'. c.1840
Print made by Henry Winsor Bon. Published by John Tallis & Co. After Thomas Hosmer Shepherd
Lettered below image with title, followed by "Euston Square / London" and "T H Shepherd Delt / H. Bond Sc".
Bm


Copenhagen House, Islington
View of the tavern from a neighbouring field; sheep in the left foreground, figures walking along lane in front of tavern, hills in the distance on the left; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'. 1829
Lettered below image with title, and "Middlesex".
Illustration to Thomas Dugdale
Bm


The Blind Asylum, Southwark, London
View of the new front to the asylum in St George's Circus; the obelisk in foreground, carriages and pedestrians on street; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'.
Print made by Henry Wallis. After A W Wray
Lettered below image with title, and production detail: "A.W. Wray Delt / H. Wallis Sc".
Bm


The Spaniards Tavern, Hampstead
View of the tavern from the street; other buildings to left and right, figures on street, some approaching tavern, including a group of three women and two children; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'.
Print made by Anonymous
Lettered with title. Other lettering cut off.
Bm


The Mansion House London
The front of the Mansion House, with the Poultry continuing on the right; a coach in foreground, a few figures on street; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'.
Print made by Robert Acon. After: Thomas Hosmer Shepherd
Lettered below image with title, and "T H Shepherd Delt / R. Acon Sc".
Bm
Когда пробовала найти картинку большего размера, нашла другую и немножко занятной истории.


Mansion House J.Woods after a picture by Hablot Browne and R.Garland, 1837 edited
вики

До середины 18-го века лорд-мэры использовали свои собственные дома или съемные залы (??livery halls) для своей работы в качестве глав правительственных, судебных и гражданских функций города.
Идея создания постоянного места жительства произошла после Великого пожара 1666 года, чтобы создать дом для лордов-мэров, у которых не было собственного livery hall.
Но уже почти три четверти века спустя архитектор и клерк городской работы, Джордж Данс Старший (architect and Clerk of the City's Work, George Dance the Elder), был выбран для проектирования и строительства особняка (дворца, официальной резиденции, Mansion House). Первый камень был заложен в 1739 году, но только в 1752 году лорд-мэр сэр Криспин Гаскойн (Crispin Gascoigne) смог поселиться там. Работа была завершена в 1758 году.
Imposingly Palladian in style, it is faced by a grand temple portico at the front approached by flights of steps each side (я не могу отредактировать г-перевод этого, увы)
Хотя Особняк (Mansion House) сохраняет большую часть своего первоначального характера, произошли изменения. Примерно через 50 лет два больших крытых павильона оказались небезопасными. Сын Dance, George Dance the Younger, удалил один в 1795 году. Другой был удален в 1846 году, и в то же время главный вход в дом был перемещен вокруг, после того, как различные дорожные работы сузили эспланаду вверх по ступеням. Были переоборудования в 1860-х и 1930-х годах, и снова в начале 90-х.



Italian Opera House, London
View looking across the front of the Opera House, on Pall Mall, with the arcades and colonnade; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'.
Print made by Anonymous
Lettered below image with title, and "Drawn & Engraved for Dugdales England & Wales Delineated".
Bm


London Bridge London
View of new London Bridge, from a point mid-stream on the Thames, looking east; a steam boat in foreground, barges to the right and left, masts of the shipping beyond bridge; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated' (2nd ed.) 1851-1860.
Print made by Anonymous
Lettered below image with title, and "Drawn & Engraved for Dugdales England & Wales Delineated".
Bm


St Albans Abbey Hertfordshire
View of the Cathedral and Abbey Church of St Albans; a hill path in left foreground, a man crossing stile, looking out across fields towards the church; a couple take a break from riding in the field below; illustration to Dugdale's 'England and Wales Delineated'.
Print made by Anonymous
Lettered below image with title, and "Drawn & Engraved for Dugdales England & Wales Delineated".
Bm


St Albans Abbey in the state before dissolution (painting in the nave of St Albans Cathedral)
вики
Просто так картинка аббатства.

Более ранний Дагдейл


In the parlour Window at Newnham,
Portraits of members of the Fielding family in eight scenes, arranged in four rows, two figures in each, except first image in second row, which shows three figures; the men wearing armour, kneeling in prayer, facing their kneeling wives, scrolls with their names above; illustration to Dugdale's 'The Antiquities of Warwickshire Illustrated' (London: 1656, between pp.58-60).
Print made by Wenceslaus Hollar
Lettered above image with title and between images in fourth row 'WHollar'.
Bm


Five coats of arms from the windows of Gray's Inn; from a series of arms in the windows of the Inns of Court; cut impression; illustration to Dugdale, 'Origines Juridiciales' (London, first published 1666); proof of first state.
Print made by Wenceslaus Hollar
Lettered at top: 'Esmæus Stuart Comes Marchiæ.', and above two arms at right with names of owners.
Bm


Coat of arms of William Juxon, Archbishop of Canterbury, in the window of Gray's Inn; from a series of arms in the windows of the Inns of Court; illustration to Dugdale, 'Origines Juridiciales' (London, first published 1666).
Print made by Wenceslaus Hollar
Lettered below arms over six lines: 'Insignia Reverendissimi [...] Willielmi [...] Ao. D. M. DC. LX'
Marked in red pen and ink at lower right corner of sheet with '+'
Bm


Coat of arms of Henry, fifth earl of Huntingdon, in the window of Gray's Inn; from a series of arms in the windows of the Inns of Court; illustration to Dugdale, 'Origines Juridiciales' (London, first published 1666).
Print made by Wenceslaus Hollar
Lettered above arms: 'Henricus Comes Huntendoniæ,'
Bm


Prospectus Ruinarum Abbatiæ de Osney, juxta Oxon:
Remains of Osney Abbey, with coat of arms and tablet in decorative frames at top right; illustration to William Dugdale's 'Monasticon Anglicanum' II (London: 1661); first state, before pagination.
Print made by Wenceslaus Hollar. After: Edward Mascall
1661 (c.)
Lettered below image with title, on tablet with dedication in Latin by John Aubrey, signed in the plate at lower right corner of image 'W. Hollar fecit'.
Bm


Tomb of John Mason; a wall monument of an inscribed tablet, with a tall base and tall entablature, containing a coat of arms with mantle, helm, and crest of a mermaid holding a mirror; two cartouches at top, on the left with coat of arms, and on right inscription in memory of John Mason; illustration to William Dugdale's 'History of St Paul's' (London, 1658 ed.)
Print made by Wenceslaus Hollar
Lettered at top with "Monumentum Septentrionali / Muro Chori affixum"; with numerous inscriptions on monument, and, at top left, '94'. Letterpress on verso.
Bm


Tomb slabs of John Newcourt and an unnamed ecclesiastic; two intricately decorated brasses on slabs; in upper right corner of design a coat of arms and a dedication in a wreath by Brome Whorewood, who restored the monument; illustration to William Dugdale's 'The History of St Pauls Cathedral in London' (London, 1658 and 1716).
Print made by Wenceslaus Hollar
Lettered at top with "In australi Insula a latere Chori", the dedication by Brome Whorewood; numerous inscriptions on monument, at bottom "W Hollar fecit" and, at top left, '78'. No letterpress on verso.
Bm


Three views on one plate of the Priory of St John of Jerusalem, in Clerkenwell; showing the south gateway, the west side of the chapel and the back of the Piory seen from the north east; at top to the left the coat of arms of the Bruce family in a cartouche, and on the right a dedication to "Thomas Baro Bruce de Whorl" in a cartouche; illustration to William Dugdale's 'Monasticon Anglicanum' II (London: 1661). 1661
Print made by Wenceslaus Hollar
School/styleBritishBohemian term details
Lettered above each view: "Hospitalariorum Militum Sti Ioh: Hierosol: Domus olim excellae in suburbio civitatis Londin: portae Australis a Circio prospectus / Ejusdem Domus (quanti nunc superest) cum occidentali Capellae facie, ab Affrico, prospectus / Praesatae Domus a retro ab Euro-aquilone prospectus". Below the first image to the left "Wenceslaus Hollar delin et Sculp 1661". At top right corner "504".
Bm


Austin Friars Monastery, Middlesex
View of the Monastery from the north west, later the Dutch Church, on Broad Street, London; illustration to the new edition of Dugdale's Monasticon Anglicanum, volume 6. 1828
Print made by John Coney
Lettered below image with title and production details: "Drawn & Engraved by John Coney". The publication line has been cut off.
Curator's comments
William Dugdale's Monasticon Anglicanum was first published in 1655. This new edition was undertaken by the Rev Bulkeley Bandinel, John Caley and Henry Ellis, and was issued in parts between 1813 and 1830. When complete, the new edition contained 246 views. Of these, nine are concerned with London. Some of the plates were copied from those of the 1655 edition, others were new plates made for this reprint. John Coney was almost certainly one of the artists employed (Monasticon Anglicanum Уильяма Дугдейла был впервые опубликован в 1655 году. Новое издание было проведено Rev Bulkeley Bandinel, John Caley и Henry Ellis, и было выпущено в частях между 1813 и 1830 годами. Когда оно было закончено, новое издание содержало 246 видов. Из них девять - с Лондоном. Некоторые из пластин были скопированы с таковых из издания 1655 года, другие были новыми, сделанными для этой перепечатки. Джон Кони почти наверняка был одним из художников).
Bm
Очень интересно, как именно они были скопированы?

Tags: архитектура, город, искусство, история, тексты, цивилизация, чтение с интересом
Subscribe

  • про былое лениво

    потому что жарко) А 2 года назад еще можно было ездить везде. Фантастика, да.

  • про старое

    С мест сообщают, что про "это" я писала 9 лет назад. "Это" для меня стало в свое время знаковым, с него началось изучение…

  • про собор и мрамор

    Давным-давно, кажется, в прошлую пятницу Некоторое время назад узнала про Лимбургский кафедральный. Из фленты, вестимо, спасибо большое)).…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments