mudraya_ptica (mudraya_ptica) wrote,
mudraya_ptica
mudraya_ptica

Category:

про шпалеры-2


Одна шпалера на выставке не совсем шпалера, вернее, совсем не шпалера). Но она самая интересная.



Вышитые изделия широко применялись в интерьерном декоре еще в античности. Техники были самыми разнообразными, что позволяло создавать широкий ассортимент изделий для интерьера.
Особое место среди них занимают вышитые стенные ковры и мебельные обивки, где техника шитья иглой имитирует поверхность вытканной на станке шпалеры.
Тончайшая вышивка шелковыми и шерстяными нитями по льняной основе выполнялась в технике petit point ("гобеленовый шов", или "полукрест"), имитирующей шпалерное ткачество, поэтому в XIX веке подобные вышивки называли «шпалерами a petit point». Иногда в вышивку добавлялись элементы в технике аппликации. Такие изделия создавались как альтернатива весьма дорогостоящим, а также затратным по времени исполнения - и ожидания - шпалерам.

Эскизы для вышитых гобеленовым швом панно, как и для настоящих шпалер, исполняли знаменитые художники, а вышивальные мастерские работали при монастырях и дворах европейских правителей, получая заказы и прочую поддержку от местных сеньоров.
Таких изделий периода Ренессанса сохранилось очень мало; также отрывочна информация о деятельности производственных центров.
Совершенство рисунка и композиции, живописная трактовка цветовых нюансов характерны для шитых панно, выполненных в мастерских парижского монастыря Св. Иосифа. Основанные в 1641 году, с 1681 года эти мастерские работали под руководством мадам де Монтеспан, фаворитки Людовика XIV. Девочки из благородных семейств в возрасте от 9 до 18 лет обучались в монастырских мастерских искусству вышивки.
Сюда поступали заказы от королевского двора на предметы декора дворцовых интерьеров: стенные панно, обивка мебели, покрывала и подушки для парадных кроватей. Все они выполнены с исключительным мастерством по рисункам ведущих художников конца XVII века, в том числе Шарля Лебрена.
Также известны мастерские, выпускавшие шитые шпалеры, tentures brodees, во французском городе Божанси.

(Из истории шпалер, представленной на выставке)



Вышитое панно. Аллегория мира Генриха II. Франция. Начало 1560-х. Шерсть, шелк; вышивка гобеленовым швом по льняной ткани. 236х352 см. Коллекция Инны Баженовой

Описание после картинок




Зима справа внизу, лето слева внизу, осень-весна сверху, порядка никакого нет)


Низ фотографировать легко, верх - нет((
Почему-то внизу два разных божества на тележках, а вверху одно дважды.






Лето








Есть даже картинка с прорисовкой и пояснениями.

Большое и тоже очень интересное описание:

Сюжет этой сложной многофигурной композиции с множеством аллегорий можно трактовать следующим образом: восседающие справа на троне под балдахином французский король Генрих 11 (1519-1559) и его супруга Екатерина Медичи (1519-1589) благословляют заключение Като-Камбрезийского мира (3 апреля 1559 года), означавшего окончание Итальянской войны (1551-1559), также известной как война Габсбургов и Валуа. Во время подписания мирных соглашений между французским королем Генрихом II, английской королевой Елизаветой I (1533-1603), испанским королем Филиппом II (1527-1598) и герцогом Савойским Эммануилом Филибертом (1528-1580) отдельными сторонами были заключены выгодные для дальнейших дипломатических отношений брачные контракты: герцог Эммануил Филиберт женился на Маргарите Валуа, сестре Генриха II, Филипп II - на дочери французского короля и Екатерины Медичи Елизавете Валуа.

Двое обнимающихся мужчин в центре композиции в таком случае - символ примирения держав (в лице послов, прибывших на север Франции от имени монархов; непосредственно при подписании документов ни один из правителей не присутствовал, этим занимались их уполномоченные представители; в сиенском палаццо Публико хранится картина, запечатлевшая само событие, - с гербами итальянских участников внизу и гербом Медичи вверху в центре).

На втором плане, слева от двух центральных фигур, снова изображен Генрих II - на этот раз в шлеме, увенчанном сфинксом (таком же, какой можно видеть на изображении французского короля в виде бога войны Ареса на северном фасаде Лувра работы Жана Гужона). Улыбающийся Генрих II обнимает за плечи Филиппа II; рядом с Филиппом II стоит Елизавета I. За ними видны корабли, на одном поднят флаг с английским геральдическим львом.

Вышитая картина полна аллегорий, сообщающих зрителю смысл происходящего. Например, за спиной Генриха, обнимающего Филиппа, видны два спиленных дерева, давших новые побеги с плодами, их корни переплелись. Это символ смерти былого, окончания кровопролитной войны и возрождения новой жизни, мира, а переплетенные корни означают заключение брака. (Филипп был помолвлен с дочерью Генриха Елизаветой Валуа, их свадьба состоялась в том же 1559 году; Елизавета, как можно полагать, изображена справа, стоящей за троном родителей. )

Группу из трех мужчин - справа, чуть в глубине за обнимающимися послами - трудно идентифицировать однозначно. Так, повернутый в профиль к зрителю юноша - это, возможно, старший сын Генриха, будущий король Франции Франциск II (1544-1560), правивший после его кончины полтора года. На момент заключения мира ему было 15 лет. Правее от него, рядом с троном со стороны французского короля, стоит, по одной версии, Эммануил Филиберт Савойский, который в год заключения мира в Като-Камбрези женился на его сестре Маргарите Валуа. Однако если следовать логике группировки фигур, то Эммануил Филиберт - это мужчина в левой части панно, ниже фигур Генриха II и Филиппа II, облокотившийся на изгородь и оттуда наблюдающий за послами; в таком случае некое знатное лицо по правую руку от Генриха II, восседающего на троне, - член королевской семьи, ибо он стоит на том же, выделенном узором в виде плиточного мощения, участке пола, где помещена вся королевская семья. Однако для наследника трона Франциска он явно старше; что же касается остальных братьев Валуа - те на момент событий были совсем детьми.

Двое на троне - с резным декором в виде сфинкса, под роскошным балдахином - не оставляют сомнений, что перед нами правящая монаршая чета. Их головы увенчаны коронами; Генрих II держит в руках скипетр, Екатерина Медичи, повернувшись в профиль, чрезвычайно похожа на свой надгробный портрет в аббатстве Сен-Дени: характерная прическа с зачесанными назад и приподнятыми надо лбом пышными волосами, жесткий гофрированный воротник - «мельничный жернов», и даже жемчужные серьги в ушах, вышитые нитями. (Хоть и посмертное, изображение в Сен-Дени, несомненно, предварялось прижизненными портретами. ) На державную власть также указывает пара павлинов у подножия трона: птицы богини Геры часто символизируют королевское величие и мудрость.

Генрих II и Екатерина Медичи композиционно обособлены от остальных рисунком изразцового пола с узорным ковром у них под ногами; две молодые женщины, стоящие за троном, также находятся в этой зоне, что означает: все четверо принадлежат к одной группе или семье. У одной из девушек на руке сидит зеленый попугай, который еще со Средневековья означал признание в любви, у ее ног - маленькая собачка, символ верности в браке. Фигуры девушек уменьшены по сравнению с королевской четой, что указывает на их подчиненную роль; сложно определить, кто есть кто, но несомненно, что это изображение двух невест, которые были сосватаны Генрихом II во время заключения мира: Маргарита Валуа, герцогиня Беррийская (1524-1574), младшая сестра короля, и его дочь Елизавета Валуа (1545-1568).

В 1559 году Маргарита станет супругой герцога Савойского, а Елизавета - Филиппа II Испанского; оба брака окажутся удачными. О брачном договоре и общей атмосфере праздника говорят и второстепенные фигуры: две музицирующие придворные дамы, мальчики-пажи, белый и чернокожий. На переднем плане рядом с ними еще раз изображена собака, символ верности, а напротив нее - обезьянка в ошейнике и на цепи - усмиренная похоть и суетные желания. Тут же - улитки. Как пожелание плодородия и чадообилия улитки были чрезвычайно популярны в эпоху Возрождения, каждая девушка имела в своем приданом раковины именно с таким зашифрованным пожеланием.

Пейзаж с морскими судами на заднем плане, скорее всего, условная компиляция, указывающая на прибрежные территории Северной Франции, где происходили как сражения Итальянской войны, так и события, связанные с подписанием Като-Камбрезийского мира.

Широкий бордюр панно в традиции, характерной для шпалерного ткачества этого времени, также обильно украшен изображениями, поддерживающими сюжет основной композиции.
В центр верхнего и нижнего бордюров помещены гербы. Верхний герб сильно поврежден и искажен поздними реставрационными вмешательствами. То, что сейчас можно разобрать, напоминает савойский крест в блазоне. Герб на нижнем бордюре читается лучше - как блазон маленького поселения Бревийе в департаменте Сомма на севере Франции, что находится в районе происходивших во время подписания Като-Камбрезийского мира событий.

По углам вышитого панно на фоне широких бордюров расположены четыре картуша в форме сердца с аллегорическими изображениями времен года. Внизу справа - Зима, представленная в виде человека в меховой одежде, греющего руки у пылающего камина, вверху - Весна (крестьянин на волах пашет землю, рядом с ним - плодовитые кролики и утки). В противоположном по диагонали углу - картуш с персонификацией Лета в виде двух крестьянок, мнущих и прядущих лен на фоне замка с парком. Слева вверху картуш с традиционным сюжетом для Осени, сбором винограда и винодавильней.

В вертикальных бордюрах - гротески с рогами изобилия, плодами, цветами и виноградными побегами, обезьянками на поводках. Над ними слева, под картушем с Осенью - пара козлов, олицетворение мужества, жизненной силы, созидательной энергии и похоти. На правом бордюре, под картушем с Весной, помещена пара коз, означающих женскую плодовитость и изобилие.

В горизонтальных бордюрах изображены колесницы. Внизу колесница богини Флоры, запряженная сатиром, движется от картуша с аллегорией Лета навстречу колеснице бога войны Ареса, запряженной львом и направляющейся от картуша с изображением Зимы. В верхнем бордюре -- две колесницы с Вакхом, который восседает на винном бочонке, запряженном козлоногими сатирами, влекущимися к крылатым амурам: это однозначная символика радостного празднования, пожелания любви и изобилия.

Заканчивая анализ композиции вышитого панно, можно заключить, что оно представляет собой не столько буквальное изображение исторического события, сколько многозначительную аллегорию, куда вплетены портреты его участников. Аллегория прославляет заключение мира и состоявшиеся помолвки двух браков; некоторые моменты говорят о том, что панно создавалось вскоре после описываемых событий. Через несколько месяцев, 30 июня 1559 года, Генрих II будет смертельно ранен на турнире, посвященном Като-Камбрезийскому миру и заключению договоренностей о брачных союзах его дочери и сестры. По смерти короля в июле 1559 года Екатерина Медичи наденет траур, и с этого времени изображать ее станут только в черном одеянии. Недолго проживут и многие другие из изображенных на панно лиц; к тому же последующая история затмит случившееся в тот год, отодвинув воспоминания о нем на дальний план. Поэтому создание этого панно можно определить временем около 1560 года.

Сегодня известны буквально единицы вышитых композиций подобного рода. Ближайшей аналогией панно из коллекции Инны Баженовой можно считать вышитую шелком по льняной ткани в технике гобеленового шва (petit point) «Историю Ифигении» (190х350 см) из коллекции парижского дилера Алена Моатти.
Композиционная схема, размер обоих панно очень близки, равно как и стилистические признаки и костюмы персонажей. Можно проследить несомненное сходство в элементах бордюров и форме угловых картушей с аллегориями времен года. Вполне вероятно, что у этих произведений был общий автор картона и они вышли из одной французской мастерской.

Другая близкая аналогия с «Аллегорией мира Генриха II» - два вышитых панно из серии «"Картина" Кебета Фиванского» в коллекции Метрополитен-музея в Нью-Йорке. Известна гравюра на дереве, по которой выполнена одна из нью-йоркских композиций, поэтому их датировка ограничивается 1550-1580 годами.
До наших дней дошли буквально единицы вышитых произведений подобного монументального характера, поэтому представляется крайне сложным локализовать место их производства. Англия, Италия, Нидерланды, Франция имели свои традиции вышивки. По гербам и изображенным персонажам Францию как несомненное место производства можно определить для всех четырех панно: двух из Метрополитен-музея, «Аллегории мира Генриха II» и «Истории Ифигении». Мастерские, выполнявшие такие работы, существовали, как правило, при королевских резиденциях: в Фонтенбло, в Лувре. Вышивки, имитирующие в технике petit point и полукрест шпалерное ткачество, были дешевле в производстве, чем настоящие нидерландские или итальянские шпалеры, но оказывались менее прочными, отчего их и сохранилось так мало.



Комментировать методы датировки и неясности с истолкованием я не буду.

Только пейзаж на заднем плане, объясняемый как "условная компиляция, указывающая на прибрежные территории Северной Франции, где происходили как сражения Итальянской войны", почему-то прочно ассоциируется у меня со Страсбургом, точнее с районом "Малая Венеция" и сооружениями Вобана.

Кстати, а почему Итальянская война проходила в Северной Франции? Лень гуглить(((.

"Историю Ифигении" из частной коллекции я не нашла, может просто не знаю как.
А вот "таблетки Кебета" мне довольно хорошо знакомы, хотя и не в технике вышивки.
И картинки из Метмузея в сети наличествуют.


The Garden of False Learning from The Table of Cebes
Сад ложного обучения из таблицы Кебета. 1550-80
По мотивам ксилографии Дэвида Канделя Германа
Это вышивка изображает сцену из Tabula Cebetis (Таблицы Себес (The Table of Cebes)), трактата, ошибочно считавшегося написанным учеником Сократа Себесом, который пользовался большой популярностью у читателей латыни в Европе в шестнадцатом и семнадцатом веках. В тексте описывается картина, изображенная в Храме Сатурна в Фивах, на которой показано путешествие по жизни и путь к истинному счастью. На этом панно изображен предпоследний эпизод в путешествии: главного героя манит с его пути женщина, представляющая ложное обучение. Изящные фигуры в придворных костюмах отвлекаются от истинной мудрости и счастья, посвящая слишком много энергии поискам знаний через дебаты, философию, геометрию, астрологию и алхимию, географию, астрономию, арифметику и музыку.
Эта подвеска - одна из трех (остальные находятся в Музее Жакмар-Андре, Париж и Метрополитен-музее). Их дизайн был адаптирован из ксилографии, иллюстрирующей «Стол Себеса», созданный Дэвидом Канделем из Страсбурга в 1547 году. Несмотря на разницу в масштабе (ксилография составляет чуть более 12 на 15 дюймов), дизайнер вышивки позаимствовал из центральной сцены основные фигуры, изобретательно добавляющая теплую палитру зеленых, красных и желтых цветов. Центр окружен образной границей гротескных прыжков (cavorting grotesques) и включает герб семьи Де Фенис де Прад (De Fenis de Prade), окруженный воротником (collar) ордена Святого Михаила (Order of Saint Michael) (вверху слева), и второй неопознанный герб, окруженный cordeliere вдовы (вверху справа). Благодаря своему монументальному масштабу, это рукоделие - редкий сохранившийся пример моды на вышивки, имитирующие масштаб и внешний вид гобеленов, их более дорогих тканых аналогов.


Вторая картинка из Метмузея


The Wayfarer Crowned by Happiness from The Table of Cebes
Панно, представляющие сцены из «Таблицы Себеса», классического текста, популярного во времена Ренессанса, о путешествии души через жизнь, были выполнены в мрачных тонах североевропейского вкуса к концу шестнадцатого века. Как и другой пример из коллекции (42.193.2), этот основан на гравюре Дэвида Канделя из Страсбурга.

Почему-то цветная картинка на сайте очень маленькая, привела ее здесь для иллюстрации мрачных тонов.


Но есть большая не цветная

Сама гравюра страсбургского мастера


Tabula Cebetis
David Kandel (German, ca. 1520–ca. 1596)
«Стол Себа», или «Путешествие человеческой жизни», - это аллегория, популярная в Европе с пятнадцатого по восемнадцатый век, которая представляет опасности и искушения, которые окружают человека и угрожают отвлечь его от существования, основанного на благочестии и учебе, в том числе изучение математики. Он часто изображается в виде трех концентрических огороженных стенок, каждый из которых доступен через одни ворота и заполнен различными фигурами, занятыми поиском знаний и самопознания. Печать Кандела ниспровергает традиционные ценности внутренней пространственной прогрессии, в результате чего каждое движение ближе к центру символизирует большую степень моральной чистоты. Здесь даже самое сокровенное святилище не защищено от мирских желаний - комментарий эпохи Реформации о лицемерии учреждений, утверждающих, что они придерживаются стандартов человеческого поведения.

Занятно, что тут временные границы популярности раздвинуты до 18 века)

Ну и три картинки из иллюстраций к истории шпалер, представленной на выставке.


Шпалера «Триумф Помпея». Из серии «История Помпея Великого». Фландрия, Брюссель, вторая половина XVI века. Шерсть, шелк; шпалерное ткачество. 345 x 455 см
По картону художника круга МихиляКокси. ГМИИ им. А. С. Пушкина (Москва)
Происхождение: коллекция Владимира Логвиненко (Москва); до 2007 г. в коллекции Барбары Пясецкой-Джонсон


Тут у Помпея в обрамлении - Вера-Фидес с крестом. Ну и другие христианские добродетели


Шпалера "Клеопатра перед Юлием Цезарем". Из серии "Деяния Цезаря" (?). Фландрия, Брюссель. Вторая половина 16 века. Шерсть щелк, шпалерное ткачество, 340х397 см.

Слева чудесные перевязанные тюки, как на голландских картинках с Меркурием.


Шпалера «Триумф Славы над Смертью». Из серии «Триумфы Петрарки». Южные Нидерланды, возможно, Турне, 1500-е - 1520-е. Шерсть, шелк; шпалерное ткачество. 386х438 см. ГМИИ им. А. С. Пушкина (Москва)
Происхождение: коллекция Владимира Логвиненко (Москва); до 1904 г. в коллекции Леона де Сомзее (Брюссель) (продана на аукционе 20-25 мая 1904 г., лот 538)


Tags: вещи, искусство, история, музей
Subscribe

  • про генеалогию и фабрику

    Еще немного про Карабановых Генеалогия. Русский дворянский род, восходящий к началу XVI в. и, судя по гербу, относящийся к потомкам касожского…

  • про статью и коллекционера

    Чудесная статья из интереснейшего сборника. С темой для нового северного полюса). Первое, что цепляет, это личность…

  • про выставку про усадьбу

    Выставка " Возвращение в усадьбу" в Новом Иерусалиме довольно интересна, по-моему. Там нет каких-то шедевров, но можно оценить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments