mudraya_ptica (mudraya_ptica) wrote,
mudraya_ptica
mudraya_ptica

Categories:

про книжку про архитектора

Волевым усилием переключаясь на другую тему.
Обогатилась по случаю еще одной чудесной книжкой. Про Кристофера Рена (Christopher Wren), "гения английского барокко".
Я когда-то поизучала его немножко , но тогда меня больше заинтересовал старый собор и источники сведений о нем.
К тому же автор книжки изучал персонажа 30 лет, а я всего пару дней, так что чтение вышло весьма занимательное.



(Кстати, каждый раз, как вижу это "Wren", начинаю думать, что появление непроизносимой W в начале слова связано исключительно с исключением ассоциации слова write со словом "врите" :) )


Биография Рена, содержащаяся в первых главах, практически полностью изложена в отрывке из книжки, предлагаемом к бесплатному ознакомлению, но там почему-то отсутствует предисловие авторов.

А как известно, самое чудесное в чудесных книжках всегда находится на первой странице))

Из предисловия:
"Книга, предлагаемая читателю, - далеко не первое издание, посвященное жизни и творчеству Кристофера Рена. Но, насколько могут судить авторы, это первая книга о великом английском архитекторе на русском языке.

В ней наиболее полно и подробно описаны многочисленные работы Мастера, охвачен весь спектр его выдающихся достижений. Авторы постарались сделать книгу доступной и занимательной в изложении, богато иллюстрированной. Однако более всего их увлекало желание написать правдивый портрет человека, обладавшего не только редким архитектурным талантом и другими разнообразными дарованиями, но и уникальной работоспособностью, высочайшей ответственностью за свою работу, строгой взыскательностью к самому себе, постоянным стремлением к совершенству.

Через несколько лет, в 2023 году, будет отмечаться 300 лет со дня смерти Рена. Это долгий срок, и, к сожалению, за три столетия его образ несколько потускнел из-за неуважительного отношения потомков. Еще не был закончен собор Св. Павла в Лондоне, как неоклассицисты-догматики направили на создателя ныне признанного шедевра свои критические стрелы. Менялась мода на архитектурные стили, и в погоне за ней придворные лизоблюды королей Георга I и Георга II позволяли себе с усмешкой произносить имя Рена. В начале XIX века архитектора недолго почитали по-достоинству, но уже в Викторианскую эпоху двор и элита решили, что нет ничего лучше готики, а королева Виктория даже буркнула однажды, что собор Св. Павла слишком мрачен для нее. Только когда общество потеряло интерес к неоготическим постройкам и вновь обратилось к классическим формам, величие Рена сквозь века проявилось со всей очевидностью.

Сегодня противники архитектора часто используют другой аргумент, чтобы поставить под сомнение выдающуюся роль Мастера в истории английского зодчества.
Дело в том, что с момента первых исследований творчества Рена до наших дней ученым не удалось точно определить, в какой степени он сам участвовал в проектировании и строительстве того или иного здания, в какой - работали его помощники и ученики, следуя планам и чертежам учителя, а что было их самостоятельным творчеством. В последние годы в Англии вошло в моду мнение, что лепта, внесенная Реном в архитектуру дворцов, общественных зданий и даже церквей, несколько скромней, чем считали раньше, а в ряде случаев рождение великолепных построек начали ставить в заслугу другим архитекторам и строителям, главным образом, его ученикам и сотрудникам.
...
В ХХ веке отношение к великому архитектору заметно изменилось. В 1920-х годах Общество Рена начало публикацию двадцатитомного издания, которое предполагало скрупулезное изучение всего наследия Мастера.
Имя Рена приобретало мировую известность. В 1930-е годы вышли четыре биографические книги о нем, в следующее десятилетие - шесть, в 1970-е годы - еще шесть, а в 1990-е годы и в новом тысячелетии - по крайней мере десяток...
"

Изучаю с интересом, в общем))


На первой странице собственно биографии Рена приведены рядом два портрета - Карла-1 и отца Рена (в разных смыслах отца, поскольку он был не только реновским родителем, но и священником).
Люди на портретах видятся мне почему-то очень похожими.
Автор нигде не указывает датировок произведений, только общий источник картинок, в данном случае это Британский музей.

Карлов-1 в Бритмузее в количестве, а картинок с папой Рена только две, обе датируются 1750 годом и связаны с книгой сына Рена про самого Рена под названием 'Parentalia', изданной в этом самом 1750 году.
Занятно, что на одной из них имя написано карандашом, а на другой уже как положено.


Carolus I.mus D.G. Ang. Sco. Fra. et Hib. Rex
Портрет Карла I поясной в овале, длинные волосы, широкий воротник, мантия, цепочка и Георгий.
Печать сделана меццо-тинтером Джоном Смитом. После Энтони ван Дейк. Издатель Джон Смит, меццо-тинтер
Лондон, 1690-1743 гг .; бумага, меццо-тинто; 341 х 249 миллиметров
Подписи с названием и деталями производства: «А. Van Dyke Eques Pinx. ','I. Smith fec'. и 'Sold by I. Smith at ye Lyon & Crown in Russell street Covent Garden'.
Дар F W B Maufe, Mrs G B Lane, 1950 г.



Портрет Кристофера Рена, декана Виндзора; иллюстрация к Кристоферу Рену (то есть его внуку), «Родители» (1750); до всех подписей (before all letters).
Печать Герард ван дер Гухт (Gerard van der Gucht); бумага, гравировка; 218 х 150 миллиметров
Annotated in pencil on the recto 'Christopher Wren, D.D. Dean of Windsor'.
Bequeathed by Clayton Mordaunt Cracherode (with Philipe's oval stamp and the initials CMC, and Cracherode's handwriting on the verso), 1799
Аннотировано карандашом на лицевой стороне 'Christopher Wren, D.D. Dean of Windsor'.
Завещано Клейтоном Мордаунтом Кракеродом (Clayton Mordaunt Cracherode) (с овальной печатью Филиппа и инициалами CMC, а также почерком Cracherode на оборотной стороне), 1799 г.
Комментарий
Lugt 298, 606

Не знаю, что такое Lugt, подозреваю, какой-нибудь каталог, не знаю какого времени.


Кристофер Рен, D.D. Декан Виндзора (Christopher Wren, D.D. Dean of Windsor)
Портрет Кристофера Рена, декана Виндзора; иллюстрация к Кристоферу Рену (то есть его внуку), «Родители» (1750).
Печать Герард ван дер Гухт (Gerard van der Gucht); бумага, гравировка; 220 х 150 миллиметров
Буквы с названием на овале: «G. Vander Gucht Sculp. », и девиз на мемориальной доске: «VIRTUTI FORTUNA COMES».
Передано из Британской библиотеки, 1858 г.
Предыдущий владелец Сара София Бэнкс (?)
Комментарий:
Запись в реестре гласит: «№№ 132–241 включительно поступили из библиотеки в одном из портфелей мисс Бэнкс с надписью «Церемониалы», но содержание не соответствует такому названию; очевидно, что некоторые из гравюр никогда не принадлежали коллекции Бэнкс».


А вот одно из двух одинаковых, по-моему, изображений сына-внука Рена. Второе получено по завещанию William Meriton Eaton, 2nd Baron Cheylesmore в 1902 г.


Christopher Wren Esqr
Portrait, half length, in an oval, directed to left, head turned to look towards the viewer, wearing a long dark wig with an end tied, hanging over left shoulder. 1750
Print made by John Faber the Younger, 1750; paper, mezzotint; 278 х 176 millimetres
Lettered below the image with the title: "The Compiler of Parentalia And Eldest Son of Sir Chr: Wren Knt."; crest with the motto "Ne Te Quaesiveris Extra" and "I. Faber fecit 1750."
Purchased from Henry Graves & Co, 1852


И на всякий случай один из портретов Карла-2))


Portrait of King Charles II, half-length to left; in an oval with attributes in corners; after Jan van den Hoecke
Print made by Frans van der Steen. After Jan Van Den Hoecke (Dutch). 1657-1672; paper, etching; 279 х 207 millimetres
Lettered in lower margin: "CAROLVS SECVNDVS DEI GRATIA MAGNÆ / ... / Anno MDCXLIX Bruxellæ præsens depictus a Iohanne vanden Hoecke / Ser.mi LEOPOLDI A.A. pictore, qui hoc tabulæ suæ ectypon Maiestati eius devotum. D.C.Q." and "Frans. Vander Steen sculp.".
Purchased from: Robert Cook, through Sotheby's (6-7.vi.1864/76), through: Edward Daniell, 1864


Ну и еще одна картинка про отца Рена, романтическая, уже середины 19 века, приобретенная в начале 21-го.



Декан Кристофер Рен прячет королевские регалии; Декан и молодая женщина в Виндзорской часовне, освещенные фонарем на стуле справа, готовятся похоронить королевские регалии под полом, он держит корону на подушке и смотрит вверх на мемориальную доску на стене, в то время как она держит корону.
Печать сделана Джеймсом Скоттом. После Александра Чисхолма. Опубликовано Мэри Паркс.
Лондон, 1847 г .; бумага, смешанная техника, меццо-тинто; 638 х 495 миллиметров (обрезано?)
Буквы под изображением: «Рисовал А. Чизхолм. // Гравюра Дж. Скотта. // Лондон, опубликовано 1 марта. 1847 год, Мэри Паркс, Галерея Бойера, 22, Золотая площадь».
Приобретено у достопочтенного Кристофера Леннокс-Бойда, 2010 г.
Приобретено при содействии Мемориального фонда национального наследия, друзей Британского музея, Художественного фонда, г-жи Чарльза Райтсман, Благотворительного фонда Майкла Маркса и многочисленных частных жертвователей.


Там же на первой странице биографии сообщаются следующие сведения.

...доктор Кристофер Рен, один из образованнейших людей XVII века. Он был роялистом, преданнейшим сторонником короля Карла I, а некоторые историки утверждают, что он входил даже в число друзей короля. Собственно, это было бы вполне естественно: одно время доктор Рен служил капелланом и духовником короля, а с 1635 года - старшим священником Уиндзора.

В сущности, доктор Рен являлся подлинным представителем духовной элиты своего времени. Его брат, Мэтью Рен, был сначала епископом Гирфорда, а затем Норича и Или.
Занимаясь исследованиями самого разного рода, доктор Рен был к тому же неплохим архитектором и декоратором: он сам спроектировал крышу для своей приходской церкви в Ист-Нойле и украсил ее интерьер лепниной и рельефами, которые вырезал сам по алебастру. Это была довольно тонкая работа: на рельефах были не только цветы и фигуры, но и тексты из Священного Писания.

20 октября 1631 года в семье доктора Рена родился сын, которого назвали в честь отца Кристофером и которому предстояло стать одним из самых известных британцев в мире. Большинство биографов великого архитектора, основываясь на цифре из книги «Паренталия», написанной его сыном, утверждают, что он родился в 1632 году, но в этом издании была опечатка.

В детстве Кристофер-младший был довольно низкорослым, слабым ребенком. Проводя большую часть времени дома, он очень рано научился читать и писать. К семи годам он читал и писал одинаково хорошо и по-английски, и на латыни.

Когда ему было девять лет, он написал стих на латыни и вручил его любимому отцу в новогодний вечер. Для мальчика его возраста это было немалым достижением. В русском переводе этот стих звучит так:
Вам, дорогой мой сэр, ваш сын дарит сей плод
Занятий и трудов длиною в целый год.
Возможно, вырастет потом и урожай за ним.
А вы мой стих почтите одобрением своим.



А они там и Новый год праздновали? 31 декабря? Или когда?
Слабый ребенок дожил до 90  лет, если что.
Удивилась резке по алебастру и узнала, что алебастр нынче не то, что давеча))
Век учись, да.

Tags: архитектура, искусство, тексты, цивилизация, чтение с интересом
Subscribe

  • про генеалогию и фабрику

    Еще немного про Карабановых Генеалогия. Русский дворянский род, восходящий к началу XVI в. и, судя по гербу, относящийся к потомкам касожского…

  • про статью и коллекционера

    Чудесная статья из интереснейшего сборника. С темой для нового северного полюса). Первое, что цепляет, это личность…

  • про выставку про усадьбу

    Выставка " Возвращение в усадьбу" в Новом Иерусалиме довольно интересна, по-моему. Там нет каких-то шедевров, но можно оценить…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments